ChinaReligion

ChinaReligion

Статьи

Государственная религиозная политика в КНР (Краткий исторический обзор)

Источник: Афонина Л.А. Государственная религиозная политика в КНР (Краткий исторический обзор) // Материалы XVII  молодежной конференции по проблемам философии, религии и культуры Востока «Путь Востока». Институт философии СПбГУ, 2015.  С. 77-83.

 

Политическая система КНР существенно отличается от западных демократий наличием при декларированной многопартийности доминирующей Коммунистической партии Китая (КПК), которая задает все векторы политического развития страны. Исследования религиозной политики Китая должны проводиться с пониманием особенностей политической структуры, культурных аспектов, а также оказавших влияние исторических факторов.

Государственная политика КНР в религиозной области формулируется и обретает легитимность в рамках Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) – высшего органа государственной власти страны. На практике ВСНП обычно утверждает решения, уже принятые руководством КПК, которому принадлежит реальная власть в стране. Основные направления китайской религиозной политики определяются руководством находящейся у власти КПК.

КПК вскоре после своего прихода к власти провозгласила свободу вероисповедания как основу политики по религиозному вопросу, что нашло свое правовое отражение в Общей программе Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК) 1949 г., в Конституциях КНР 1954 г., 1975 г, 1978 г., а также в ныне действующей Конституции КНР 1982 г. Политика свободы вероисповедания в КНР есть инструмент для контроля религий с применением различных контрольных механизмов в зависимости от изменения политической конъюнктуры.

Государственные и партийные органы, имеющие отношения к вопросам религии и религиозной политики, всегда были привязаны к организационной структуре Единого фронта. На вершине этой структуры находится НПКСК. НПКСК, куда входят также и представители религиозной сферы, являясь совещательным органом при правительстве КНР, имеет возможность влиять на развитие теоретического направления религиозной политики.

 С внедрением государственной религиозной политики требовались специальные органы, ответственные за ее реализацию. Этими органами являются Государственное управление по делам религий (ГУДР) и Отдел Единого фронта ЦК КПК.

ГУДР существует в рамках прямого подчинения Госсовету – высшему исполнительному органу - для практического осуществления государственного регулирования религиозной сферы в КНР. ГУДР организовано в соответствии с административным делением с представительствами на провинциальном, муниципальном, районном и уездном уровнях.

Отдел Единого фронта ЦК КПК призван координировать различные категории населения, некоммунистические группы людей, в том числе религиозных верующих, в целях поддержки правящего режима и объединения страны.

ГУДР является правительственным органом, а департамент по национальной и религиозной работе Отдела Единого фронта является партийной структурой. В степени влияния на религиозные вопросы можно констатировать превосходство Отдела Единого фронта ЦК КПК над ГУДР.

Контроль религиозной деятельности осуществляется сразу на трех уровнях – на уровне государственной власти, на уровне партийного управления, а также на уровне  патриотических религиозных объединений. Все официально представленные в Китае религии в обязательном порядке имеют свои структурные объединения на всех административных уровнях. Патриотические религиозные объединения осуществляют свою работу в тесной кооперации с правительственными органами.

На начальном этапе КПК в формулировании своей религиозной политики исходила из интерпретации религии как искаженного мировоззрения в отсталых социумах. Присутствовала уверенность, что люди откажутся от религиозных убеждений в результате образования социалистического общества. Дарование религиозной свободы расценивалось как временный способ контроля религий в переходный период, когда правительству требовалась поддержка в том числе нацменьшинств и верующих в построении социалистического Китая[1].

Патриотические религиозные объединения формировались по всей стране в 1950-е гг. Эти группы были призваны осуществлять государственную политику в сфере религий на основании принципа «трех самостоятельностей», что включает в себя самостоятельную проповедь, самообеспечение и самоуправление. Это движение было направлено на ликвидацию влияния религиозных групп из-за рубежа с целью предотвращения политического проникновения. Цель правительства в содержании религиозных объединений – убежденность, что религиозная активность осуществляется в заданных государством параметрах.

Религиозная политика КПК в первые годы существования КНР характеризовалась умеренным подходом к тем, кто готов ассимилироваться, и в то же время репрессивным  подходом к тем, кто не вписывается в новую модель[2]. Религиозным группам была дарована свобода, если они держали дистанцию в общении с зарубежными религиозными общинами, поддерживали социалистическое правительство, пропагандировали единство среди верующих.

Начиная с 1963 г. ультралевые идейные течения стали преобладать по всей стране, что не преминуло коснуться и религиозной сферы. С 1966 г. религии стали тотально подавляться, религиозная жизнь оказалась под запретом. В период «культурной революции» 1966–1976 гг. большое число религиозных деятелей подверглись преследованиям, верующие прекратили видимую религиозную практику, храмы и монастыри по всей стране закрывались или использовались не по назначению.

Экономические реформы и политика внешней открытости, стартовавшие в 1978 г., сопровождались постепенным оживлением всех сфер общественной жизни, в том числе религиозной. На 3-м Пленуме ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г.) вновь прозвучала тема политики свободы вероисповедания. Власти КНР признали связь религии с внутренним состоянием страны и её имиджем на международной арене. Религия была призвана стать институтом, способствующим сплочению нации и обеспечивающим стабильность в обществе.

Китай претерпел значительные общественные, экономические и политические перемены с начала 1980-х, политика в религиозной сфере следовала за этими переменами.

В 1980-е гг. и 1990-е гг. регулирование религиозной жизни исходило из содержания партийной директивы ЦК КПК, известной как «Документ 19», с названием «Основные взгляды и основная политика по религиозным вопросам в период социализма в Китае» (1982 г.). Этот программный документ содержит как идеологическую основу политики в сфере религий, так и инструкции по ее реализации.

Однако постепенно религиозная ситуация в китайском обществе привела руководство КНР к осознанию, что секулярные предположения ученых и социологов, взятые за основу Документа 19, оказались несостоятельными. Их смысл заключался в том, что с общественным развитием религия как явление исчезнет. Однако религии в мире играют видную роль, в самом Китае наблюдается стремительный рост их последователей[3].

Китайские руководители вынуждены были признать объективный факт существования и влияния религии в социалистическом обществе, осознать, что вопросы религиозного характера неотделимы от решения многих политических вопросов. Это повлекло изменения в концепции ведения работы, стали возникать новые теории регулировании религиозной сферы в китайском обществе.

При Цзян Цзэмине стала активно внедряться теория взаимного соответствия религий и социалистического общества, предполагавшая со стороны религиозных кругов соблюдение законов, толкование религиозных учений в интересах социалистического общества, а со стороны государства - защиту права на религиозную свободу в рамках закона[4]. Речь идет о взаимном соответствии, но предполагается более подстраивание религии под определенные общественные и политические условия, нежели обратное изменение политической составляющей[5].

На базе теории взаимосоответствия возникло понятие гармонии общества с религией – теория религиозного присутствия в социалистическом обществе с китайской спецификой, явившаяся развитием выраженных Ху Цзиньтао идей о том, что в целях построения гармоничного общества важно регулировать и устраивать общественно-политические отношения, в том числе отношения религиозные. Религиозный вопрос стал связываться со стабильностью и гармонией общества, целью деятельности религиозных организаций стало достижение гармонии в религиозной сфере. Перед религиозными кругами были поставлены задачи - противодействовать использованию религии в целях нарушения закона, подчеркивать принципы любви к Родине и любви к вере, равноправия и толерантности[6].

В период реформ в КНР произошел переход к управлению религиозной сферой на основе закона. В Китае религиозное законодательство обширно, однако не является всеобъемлющим и полным. Основным документом, регулирующим религиозную сферу, на данном этапе является «Положение о религиозной деятельности» (2005 г.). Положением регламентируется взаимосвязанная деятельность религиозных объединений и религиозных общин.

На современном этапе концепция ведения работы в религиозной сфере корректируется исходя из реальной ситуации. Одной из первостепенных задач, стоящих перед китайским руководством, является сплочение народа и объединение страны. Правительство осознает важность недопущения разделения общества по религиозному признаку, призывает не подчеркивать религиозных различий между гражданами страны.

Граждане КНР обладают значительной свободой вероисповедания, но при этом терпят множество ограничений в ее выражении. Вера рассматривается как частное дело, для которого отведены специальные места религиозного назначения. Религиозная сфера в Китае в высшей степени политизирована. Религиозные объединения должны работать в патриотическом ключе, что обязывает их к одобрению и даже поддержке существующего социального, политического и экономического порядку. Государство дает понять, что религиозное сообщество должно функционировать исходя из принципов независимости от иностранцев, а также без какого-либо серьезного участия в политических проблемах.

С точки зрения китайских руководителей, в Китае существует свобода вероисповедания, так как определено, что эта свобода в себя включает. Отсутствует четкое представление и план развертывания политики в сфере религий. Решения принимаются при столкновении с конкретными явлениями общественной и религиозной жизни. Лучшее слово, которое подходит для характеристики китайской государственной политики в области религии – прагматизм.

В целом религиозная политика КНР в ближайшей перспективе не будет претерпевать принципиальных изменений. Однако уже сейчас, исходя из высказываний некоторых государственных деятелей Китая и прошедших за последний год событий, можно сделать вывод о наметившейся положительной тенденции к трансформации взглядов политического руководства страны в отношении религиозного вопроса.

 

Список литературы

  1. Чжан 1962 Чжан Чжии张执一. «Чжэнцюэ жэньши  хэ гуаньчэ дан дэ цзунцзяо синьян цзыю чжэнцэ» 正确认识和贯彻党的宗教信仰自由政策(Правильное понимание и применение политики партии о свободе вероисповедания) // Чжунго Миньцзу 中国民族 , №4, 1962.
  2. Leung 1994 Beatrice Leung “Religion and Society in Mainland China in the 1990s” //  Issues and Studies №30,  1994.
  3. Madsen 2010 Madsen R. The upsurge of religion in China //   Journal of Democracy, Vol. 21, №4, 2010.
  4. Ню 2002 Ню Сун牛颂, Сы Юнчэн司永成. Цзицзи иньдао цзунцзяо юй шэхуэй чжуи шэхуэй  сян шиин积极引导宗教与社会主义社会相适应  (Приведение к взаимному соотвествию религии и социалистического общества) //  Цяньсянь前线, №9,2002.
  5. Горбунова 2008 Горбунова С.А. Китай: религия и власть. История китайского буддизма в контексте общества и государства. - М.: ИД «Форум», 2008.
  6. Моу 2012 Моу Чжунцзян牟 钟鉴. Цзунцзяо хэселунь宗教和谐论(Теория религиозной гармонии) // Чжунго минцзу 中国民族, 2012.

Скачать статью в формате PDF