ChinaReligion

ChinaReligion

Статьи

Развитие политики "китаизации религий"

Источник: Афонина Л.А. Развитие политики "китаизации религий" // 70 лет современному китайскому государству. Материалы ежегодной научной конференции Центра политических исследований и прогнозов ИДВ РАН. - М.: ИДВ РАН, 2019. - с. 63-78.

С приходом к власти Си Цзиньпина в марте 2013 г. политическое регулирование религиозной сферы стало осуществляться под лозунгом «китаизации религий». Эта концепция не является новой для КНР. Она стала развитием последовательно применяемых ранее теорий, выстраиваемых на базе идей движения за «три самостоятельности», возникших после образования КНР в 1950-е гг. Тогда от религиозных общин потребовали разорвать связи с иностранными религиозными центрами, обрести финансовую автономность и самостоятельность в вопросах управления и проповеди, а также были сформированы патриотические религиозные объединения, призванные содействовать осуществлению политики партии в отношении общин верующих.

В те годы один из инициаторов движения за религиозное обновление протестантский пастырь У Яоцзун говорил о том, что китайцы должны отказаться от западного богословия и иностранных традиций в церкви, построить подходящие для Китая системы догм и обрядов, создать собственную систему богословия.

К началу 1990-х гг. эти идеи нашли свое продолжение в теории «взаимного соответствия религий и социалистического общества». Цзян Цзэминь объяснял, что «соответствие не предполагает верующих отрекаться от веры, но подразумевает любовь к Родине, поддержку социалистического строя и руководства компартии, а также изменение не соответствующих социалистическому строю религиозных систем и догм, использование позитивных факторов вероучений для служения социалистическому строю»[i].

В период правления Ху Цзиньтао управление религиозной сферой осуществлялось под лозунгом достижения гармонии - между государством и религией, между верующими и неверующими, между религией и обществом, гармонии межконфессиональных отношений, внешних связей религиозных организаций, внутрирелигиозной гармонии.

Сегодняшний Председатель КНР Си Цзиньпин в мае 2015 г. на Рабочем совещании ЦК по делам единого фронта заявил, что активное приведение к взаимному соответствию религий и социалистического общества возможно лишь посредством китаизации религий[ii].

«Китаизация религий» является частью проекта по реализации «китайской мечты». Одним из первых инициаторов обсуждения темы китаизации стал член ПК ВСНП, директор Китайского общества религиоведения, директор Института мировых религий Китайской академии общественных наук (КАОН) Чжо Синьпин. Уже в ноябре 2013 г. на международной конференции «Христианство и построение гармоничного общества», организованной совместно КАОН и Пекинской протестантской семинарией, Чжо Синьпин проакцентировал важность «китаизации».

В марте 2015 г. Чжо Синьпин указал на три базовых элемента китаизации религий: 1. признание религиозными организациями политики КПК; 2. соответствие религий китайскому обществу; 3. отражение в религиях китайской культуры[iii]. Признание политики КПК религиозными организациями означает принятие ими действующей политической системы и социалистического строя, отсутствие политического сотрудничества с иностранными организациями. Соответствие социалистическому обществу предполагает активное участие религиозных организаций в общественно-политической жизни страны и исключает их отстранённость от общественных проблем. При этом религиозные доктрины и воззрения должны быть пересмотрены с учётом контекста китайской специфики, внешние религиозные проявления должны совмещать в себе религиозную культуру и многовековую китайскую культуру.

Таким образом, «китаизация религий» есть не что иное, как адаптация религий под требования идеологии КПК и политической системы, отказ от несовместимых с идеологией действующей власти религиозных воззрений, отказ от форм религиозных проявлений, вступающих в конфликт с современной культурно-общественной средой.

На Всекитайском совещании по религиозной работе 22-23 апреля 2016 г. Си Цзиньпин высказался о необходимости при сохранении основных постулатов религий и порядка служения истолковывать вероучения исходя из потребностей прогрессивного развития Китая и в соответствии с китайскими традициями.

В связи с этим китайские национальные религиозные объединения озадачились разработкой планов реализации проекта китаизации.

Китайская католическая патриотическая ассоциация и Епископская конференция католической церкви Китая совместно разработали 5-летний рабочий план развития китаизации католицизма (2018-2022 гг.). В нём содержатся указания создавать китайские католические богословские идеи, сформировать теоретическую основу китаизации католицизма, изыскивать общие места в католической вере и китайской традиционной философии, проводить на регулярной основе богословские конференции, посвященные китаизации католицизма. План подразумевает обучение в католических семинариях специалистов, способных проповедовать Евангелие через призму китайской культуры, истолковывать религиозные догматы с учётом тенденций развития страны и традиционной культуры Китая. Храмовые здания, церковная живопись и музыка теперь должны быть переориентированы в сторону китайских традиций в искусстве. В числе прочих аспектов затрагивается и богослужение ‑ предлагается адаптировать церковные обряды под китайскую специфику, созвать специалистов для разработки плана китаизации обрядовой стороны, а в регионах компактного проживания национальных меньшинств уделять внимание особым местным традиционным ритуалам[iv].

Аналогичный 5-летний рабочий план по китаизации протестантизма (2018-2022 гг.) был разработан Китайским христианским советом и Комитетом китайского протестантского патриотического движения за три самостоятельности. Он включает в себя задачи выявления в Священном Писании идей, близких базисным социалистическим ценностям, подготовки кадров для работы над новым переводом Библии и редактирования толкований. Богослужение, церковное пение, облачения служителей, архитектура храмов отныне должны содержать элементы китайской культуры, отражать китайскую специфику. В документе сказано, что такие формы проявления китайской культуры как живопись гохуа, каллиграфия, гравировка печатей чжуань, вырезание узоров из бумаги – могут стать формой выражения христианской веры; содержится и указание на  создание храмов с архитектурными элементами китайской традиции[v].

Рабочий план по китаизации сроком на 5 лет был принят и Китайской исламской ассоциацией. В нём говорится об обучении в мечетях ключевым ценностным представлениям социализма, внедрении в мечети китайской традиционной культуры, применении «Программы обучения мусульманского патриотизма». Акцентируется, что в мусульманских обрядах и культуре, религиозных строениях должны проявляться китайская специфика и китайский стиль, а проповедь в мечетях исходить из позиций предотвращения религиозного экстремизма и борьбы с ересями в толковании Корана.

Глава Китайской исламской ассоциации Ян Фамин неоднократно подчеркивал важность китаизации для ислама, в частности он говорил, что «китайский ислам должен активно участвовать в модернизации социализма»[vi].

Несмотря на то, что политика китаизации религий адресована в первую очередь христианству и исламу, в риторике представителей власти и религиозных деятелей фигурируют также понятия китаизации буддизма и даже китаизации даосизма. По этой проблематике издаются инструкции и статьи, проводятся конференции.

В июле 2017 г. на мероприятии, посвященном 60-летию Китайской даосской ассоциации, председатель ВК НПКСК Юй Чжэншэн высказал пожелание, чтобы даосы толковали своё учение с учетом современного развития Китая, тем самым углубляли китаизацию даосизма.

От даосов потребовали построение современной системы религиозной доктрины, которая могла бы в большей мере служить современному обществу. Китайские чиновники полагают, что в традиционных для даосов системе ритуалов и монашеских обетах существует аспекты, идущие в разрыв с религиозной политикой и современной жизнью и которые требуется упразднить. Предполагается создание единой унифицированной системы обетов, стандартизация правил проведения обрядов и ритуальной одежды, а также создание современной модели управления даосскими организациями (объединениями, учебными заведениями, монастырями), что определяется ключевым фактором в достижении китаизации[vii]. В отношении даосов прозвучал призыв сконцентрироваться на служении людям, распространяя знания о даосской медицине, оздоровительных гимнастиках и боевых искусствах, об охране окружающей среды, оказывая моральную поддержку и организовывая мероприятия социальной благотворительности.

Член ВК НПКСК и глава Китайской буддийской ассоциации мастер дхармы Сюэ Чэнфа 7 марта 2018 г. в интервью заявил: «Религии должны выйти за рамки строгих ограничений традиции для достижения целей осовременивания и китаизации»[viii]. Он неоднократно утверждал, что китайским религиям следует активно изучать веяния современной культуры и с их учётом пересматривать собственные традиции, органично увязывать догматы, обряды, способы проповеди с современными идеями и культурой, системами управления, средствами информации. С его точки зрения, «религии должны снять с себя оковы формальностей, открыться навстречу китайскому современному обществу, стать новой жизненной силой эпохи социализма с китайской спецификой»[ix].

В качестве примеров движения в сторону китаизации в буддизме Сюэ Чэнфа приводил современное толкование канонических книг, стартовавшую работу по редактированию тибетского канона на китайском языке. В контексте увязки традиционных буддийских обетов с современностью мастер дхармы Сюэ Чэнфа указывал на важность соединения возможностей интернета и искусственного интеллекта с буддийской культурой, как пример приводил распространение мультфильмов о буддизме в жанре аниме.

Китаизация тибетского буддизма проявляется в основном в разрыве связей с Далай-ламой XIV и в снижении его авторитета среди монахов и жителей Тибета, а также в проведении в монастырях обучения в духе патриотизма и социализма.

Под лозунгом «китаизации религий» в религиозной сфере КНР в последнее время происходят значительные изменения.

В рамках административной реформы органов власти на 3-м пленуме ЦК КПК 19-го созыва (26-28 февраля 2018 г.) было принято решение об упразднении Государственного управления КНР по делам религий как органа прямого подчинения Госсовету. Управление вошло в состав Отдела единого фронта ЦК КПК, превратившись из органа исполнительной власти в структурную часть партийного аппарата. Для внешнего использования новое подразделение Отдела единого фронта ЦК сохранило свое прежнее название – Государственное управление КНР по делам религий. Это слияние отразило усиление роли партии в деле контроля над религиозной сферой. Начальник Управления Ван Цзоань стал одним из десяти заместителей заведующего Отделом единого фронта ЦК КПК.

С 1 февраля 2018 г. действует новое «Положение о религиозной деятельности». Ван Цзоань связал принятие нового документа с изменением ситуации внутри страны и за рубежом. Он перечислил вызывающие наибольшую обеспокоенность власти проблемы - использование иностранцами религиозного фактора для вмешательства во внутренние дела Китая, распространение идей религиозного экстремизма, необходимость контроля над материалами религиозного содержания в интернете, неконтролируемая государственными и партийными структурами религиозная активность. По мнению Ван Цзоаня, новое «Положение о религиозной деятельности» будет способствовать процессу адаптации религиозных верований к особенностям китайского социалистического государства.

Председатель КНР неоднократно акцентировал важность внесения религиозного вопроса в повестку работы всех государственных и партийных органов власти. На фоне этих заявлений руководителя страны в «Положении о религиозной деятельности» появилось указание, что в религиозную работу должны включаться парткомы на низовом уровне. Об этом упоминалось ранее в «Положении о работе единого фронта КПК», принятом ЦК КПК в мае 2015 г[x]. Чиновников на местах призывают более пристально следить за деятельностью общин верующих людей, в первую очередь, не имеющих официальной регистрации.

Ведущую роль в работе по мониторингу религиозной сферы призван сыграть Отдел единого фронта ЦК КПК. С сентября 2018 г. сотрудниками отдела проводится инспекторская работа в отношении религиозной сферы в масштабах страны. Перед провинциальными и муниципальными властями была поставлена задача выявить проблемы в реализации политики центрального правительства и доложить ситуацию в отделы единого фронта. Среди основных аспектов проверки выделяются религиозная пропаганда в интернете, работа с неофициальными общинами, борьба с иностранными протестантскими миссионерами, препятствие проповеди в учебных заведениях[xi].

Спустя недолгое время после того, как Си Цзиньпин возглавил страну стартовала нашумевшая кампания по демонтажу крестов со зданий христианских храмов в наиболее христианизированных провинциях страны, в первую очередь в Чжэцзяне. Сегодня власти пошли дальше, эта кампания получила новое развитие. Национальные религиозные объединения КНР в июле 2018 г. издали совместный призыв водрузить национальные флаги над всеми религиозными объектами в стране, а также проводить церемонии поднятия флага под исполнение государственного гимна в дни государственных и религиозных праздников. Первая церемония поднятия флага состоялась в буддийском монастыре Шаолинь 27 августа 2018 г., китайские СМИ в тот день уделили большое внимание этому событию[xii].

С этого времени все религиозные объекты страны были вынуждены установить флагшток и даже вешать портреты Мао Цзэдуна и Си Цзиньпина внутри храмов, в том числе нередко и в алтарной части. 

Эти нововведения являются реализацией кампании «четыре входа» или «сы цзинь» (四进), в рамках которой не только флаг, но и законы страны, базовые социалистические ценности, традиционная китайская культура должны войти в каждый религиозный объект. Базовые социалистические ценности и выдержки из законодательных актов теперь публикуются на информационных стендах во всех храмовых комплексах, устраиваются соответствующие обучающие программы для служителей культа и верующих. В отдельных регионах перед молитвенными собраниями представители партийной власти знакомят верующих с базовыми идеями религиозной политики страны.

В период правления Ху Цзиньтао общины «неофициальных церквей» в большинстве случаев могли открыто собираться для молитвы с ведома местных властей. При Си Цзиньпине предпринимается попытка вытеснить незарегистрированные общины из религиозного поля.

С вступлением в силу нового «Положения о религиозной деятельности» в феврале 2018 г. применяется новый действенный способ борьбы с незарегистрированными общинами. В городах существуют многоэтажные здания, специализирующиеся на аренде помещений для молитвенных собраний религиозных групп. Власти стали оказывать давление на арендодателей таких помещений. Согласно новому Положению о религиозной деятельности им придется столкнуться со штрафами в размере от 20 тыс. до 200 тыс. юаней (ст. 71). Лишение общин помещений станет ударом, направленным на подрыв базы их существования[xiii].

В провинции Хэнань в последний год наблюдались разгоны неофициальных католических общин, изъятие церковного имущества, задержания католических активистов. В католических СМИ сообщается, что в ряде диоцезов провинции настоятелей храмов обязали собирать сведения о прихожанах и подавать их в отделения органов партии[xiv].

Представители деревенских комитетов провинции стали посещать дома христиан, где принуждали пожилых католиков подписывать заявления о том, что они более не являются последователями христианства, угрожая лишением пенсий и пособий в случае отказа, иконы и христианские книги они обменивали на портреты Председателя КНР Си Цзиньпина[xv].

Публиковалась информация о том, что в уезде Пинюань городского округа Аньян провинции Хэнань партком потребовал от верующих всех религий зарегистрировать свою религиозную принадлежность с указанием места принятия веры. В заполняемой анкете им предложили указать сведения и о вероисповедании членов семьи[xvi]. Здесь же в Аньяне в июне 2018 г. при помощи спецтехники было разрушено место паломничества католиков - путь крестных страданий Христа, сооруженное в начале XX столетия[xvii].

Борьба с нелегальными христианскими церквями активно развернулась и в других регионах страны. 23 июля 2018 г. 34 пастыря подпольных церквей Пекина направили открытое письмо правительству, в котором выражали озабоченность в связи с усилившимся давлением в отношении христиан с момента принятия нового «Положения о религиозной деятельности»[xviii].

30 августа 2018 г. подпольная христианская община из провинции Сычуань опубликовала в интернете открытое письмо, которое было поддержано подписями 279 пастырей протестантских общин со всей страны. В письме критикуются репрессивые действия властей, выражается нежелание ни при каких обстоятельствах становиться подконтрольными патриотическим религиозным объединениям[xix].

Местные партийный власти в отдельных частях страны стали проверять проповедуемые материалы на предмет соответствия идеям «китаизации». Читаемые в храмах и мечетях проповеди высылаются служителями культа ответственным партработникам заблаговременно, в некоторых случаях пишутся непосредственно чиновниками. Так, в марте 2019 г. священник официально зарегистрированной церкви в г. Шанцю провинции Хэнань при согласовании текста своей проповеди для воскресного богослужения получил ответ, что «китаизация» предполагает принятие идеологии партии, как следствие проповедник не может говорить о сотворении мира Богом, но должен разъяснять появление сущего исходя из теории эволюции[xx]. Служители культа не могут критиковать аборты, должны с точки зрения почитания старших в семье объяснять и поощрять поклонение умершим предкам и возжигание перед их портретами благовоний.

Стоит отметить, что акцент на китайских традициях в риторике чиновников совершенно не означает, что не происходит ломка и религиозных традиций, непосредственно китайских, глубоко укоренившихся в народной практике. Как пример можно привести, что во многих крупных городах Китая при посещении кладбищ стали запрещать использовать хлопушки, возжигать курительные свечи, сжигать жертвенную бумагу. Все эти запреты сопровождаются плакатными призывами «сломать отжившие привычки, изменить дурные нравы и обычаи, создать новый цивилизованный порядок захоронений и посещения могил, противостоять феодальным суевериям». 

В последние годы власти озадачились контролем над проповедью в интернете. Си Цзиньпин в апреле 2016 г. на Всекитайском собрании по религиозной работе особенно заострил внимание на вопросе присутствия религий в сети интернет. В текущей версии «Положения о религиозной деятельности» появились статьи, затрагивающие и миссионерскую деятельность в сети. Теперь публикации религиозного содержания в сети интернет без получения одобрения со стороны отдела по делам религий народного правительства уровня провинции и выше считаются незаконными.

В сентябре 2018 г. был опубликован проект документа «Меры по регулированию информационных сервисов о религии в Интернете», согласно тексту которого религиозной проповедью могут заниматься только признаваемые властью религиозные структуры. Запрещаются публикации иностранцам в китайском сегменте интернета на религиозную тематику, несанкционированная продажа и распространение религиозной атрибутики и книг через интернет, публикации, побуждающие несовершеннолетних к участию в религиозной деятельности. 

Ограничения в этом направлении заметны уже сейчас. Например, на китайские видео сервера с обычного пользовательского аккаунта за редкими исключениями стало невозможно загрузить видеоролики религиозного содержания.

В СМИ все чаще появляется информация о принудительной установке органами общественной безопасности камер с функцией распознавания лиц внутри китайских храмов и мечетей[xxi]. Помимо заявленных функций безопасности, камеры могут служить и другим целям. С их помощью можно отслеживать посещение храмов гражданами, время пребывания там, покупку ими духовной литературы и прочие аспекты их духовной жизни. Не исключено, что в будущем эти данные могут быть учтены и в системе цифрового социального рейтинга граждан.

В апреле 2018 г. была официально закрыта и запрещена самая крупная неофициальная протестантская община в Пекине – церковь Сион. Поводом для закрытия послужило то, что руководители общины отказались от установки в молельном зале камер с системой распознавания лиц[xxii].

В новом «Положении о религиозной деятельности» особо утверждается, что в светских учебных заведениях должна пресекаться любая форма религиозной активности. Еще в 2014 г. ЦК КПК был принят документ «Мнения об укреплении и совершенствовании системы ответственности директоров учебных заведений под контролем парткомов», призывавший к усилению идеологической контроля в сфере образования. На этом основании парткомы вузов на протяжении последних лет повсеместно издают документы, запрещающие проповедь среди студентов и проведение молитвенных или проповеднических мероприятий в учебных заведениях[xxiii].

На практике эти распоряжения приводят к тому, что преподавателям и студентам в мусульманских районах Китая запрещается посещать мечети и соблюдать Рамадан. Неизменно ведется борьба с христианизацией, запрещается празднование Рождества студентами под предлогом предотвращения замещения традиционных праздников западными, запрет нередко сопровождается угрозой исключения из учебного заведения[xxiv].

Учащаются случаи запрета на допуск детей и подростков в храмы и мечети в разных регионах страны с появлением соответствующих инструкций перед входами в здания. В районах массового распространения христианства стали закрывать воскресные школы.

В большинстве регионов страны эти запреты носят характер внутренних инструкций, а в провинции Хэнань Католическая патриотическая ассоциация официально запретила посещение подростками храмов и обучение в воскресных школах[xxv]. Несмотря на борьбу с неофициальным пластом религиозной сферы, эти меры привели к обратному эффекту - верующие стали собираться для совершения богослужений по домам, чтобы их дети могли принимать участие в молитве и таинствах.

Американская неправительственная некоммерческая организация China Aid опубликовала в интернете фотографию письменного обращения администрации школы к родителям школьников уезда Танхэ провинции Хэнань от 2 сентября 2018 г. В нем сказано, что «позволять подросткам быть верующим и участвовать в религиозных мероприятиях незаконно», и «как школы, так и родители ответственны за обучение детей в духе атеизма». Письмо содержало место для подписи для родителей и учеников в подтверждение того, что они ознакомились с инструкцией[xxvi].

В средних школах Лхасы школьникам по окончании 2017-2018 г. учебного года раздали правила поведения во время летних каникул, в которых запрещалось посещать храмы и монастыри. Похожая ситуация наблюдается и в городском уезде Линься Линься-Хуэйского автономного округа провинции Ганьсу (который считается китайской Меккой из-за обилия мечетей), где детям до 16 лет запретили посещать мечети[xxvii].

У китайских протестантов и многих псевдохристианских организаций за последние два десятилетия стало традицией проведение молитвенных собраний и религиозных конференций в Гонконге, на Тайване, в Тайланде, Сингапуре. Теперь у чиновников появляется формальный повод препятствовать подобным выездам. Положение о религиозной деятельности 2018 г. запрещает организацию выезда граждан за рубеж для участия в религиозных мероприятиях любыми группами лиц, не имеющих официального статуса религиозной организации (ст. 41).

Ранее власти в разных регионах практиковали задержания в аэропорту или конфискацию паспортов у верующих перед поездками заграницу с религиозными мотивами. Так, в августе 2014 г. китайские католики, направлявшиеся в Сеул для участия в богослужении, возглавляемом Папой Франциском I, были задержаны властями при пересечении границы[xxviii]. С конфискацией паспортов и беседами с представителями органов безопасности сталкивались и некоторые православные верующие в середине 2000-х гг. при попытках поехать в Россию с целью получения духовного образования.

Активизирована борьба с иностранными миссионерами на территории Китая, в особенного это касается многочисленных протестантских корейских проповедников. Больше тысячи корейцев были депортированы из Китая за религиозную проповедь за период с 2013 г. по 2018 г[xxix].

В ноябре 2018 г. в Сиане состоялась конференция, посвященная китаизации религиозных строений. Директор Китайской ассоциации религиозных исследований Чжо Синьпин представил список 50 религиозных объектов, которые могут быть образцами храмовых зданий в китайском стиле. Официальный представитель местного протестантского комитета за три самостоятельности Кань Баопин в статье «Изучение вопросов китаизации протестантских религиозных строений в Китае»[xxx] отметил в частности, что храмы в готическом стиле являются «напоминанием о колониальном периоде». Демонтаж крестов с храмовых строений также нередко объясняется китайскими исследователями как борьба с западными традициями в церкви.

Новые тенденции активно реализуются на практике. Так, в Нинся-Хуэйском автономном районе стал внедряться запрет на арабскую символику - демонтируются зеленые луковичные купола со светских зданий и мечетей, сносятся минареты в арабском стиле. Были запрещены призывы муэдзинов на молитву под предлогом борьбы с шумовым загрязнением[xxxi].

С ростом экономического развития страны в религиозной сфере перед властями возникают новые вызовы, на которые требует своевременно находить ответ. Были приняты «Правила утверждения и регулирования временных мест религиозной деятельности». Цель появления нового документа - регулировать ту часть неформальной религиозной активности, которая является неминуемым следствием миграции и урбанизации, как, например, неформальные молельные дома мусульманских рабочих мигрантов в окрестностях Шанхая, где нет зарегистрированных мечетей.

В соответствии с текстом нового Положения, для предоставления временных мест для молитвы и религиозных обрядов представитель группы верующих может обратиться с заявкой в отдел по делам религий местного уровня, который после консультации с религиозным объединением и волостным правительством может определить временное место для молитвенных собраний (ст.35).

Возможно, власти надеются посредством давления и пропагандисткой работы определить часть незарегистрированных общин под управление религиозных объединений со статусом «временных мест религиозной деятельности». Еще до принятия документа участилась практика проведения доверительных бесед представителей органов безопасности и отделов по делам религий с лидерами неофициальных общин, на которых им рекомендуется подать ходатайство на регистрацию. Однако вряд ли подобные меры позволят решить более чем полувековую проблему параллельного существования курируемых государством и неофициальных общин.

В реализации политики «китаизации религий» продолжают применяться существовавшие на протяжении десятилетий методы, направленные на сдерживание распространения или подавление новых или численно малых религиозных групп и изменение под нужды партии традиционных широко представленных в Китае религий.

Коммунистическая партия Китая сегодня уже не стремится искоренить религии из общественной жизни, как это происходило в 1960-е гг., однако перед руководством стоит задача снизить степень исходящей от религий идеологической угрозы, поэтому ведется борьба с религией в чистом виде, создается её гибридная форма.

Сегодня власти не преследуют религиозные собрания как в период «культурной революции», позволяют верующим собираться для молитвы. Однако адаптированный и отредактированный перевод священных книг, курируемый со стороны партийных органов, толкование вероучений исходя из требований власти создаст принципиально новые религиозные течения, по форме напоминающие мировые религии, но по содержанию способные превратиться в ереси, но удобные и идеологически безопасные для власти.

Властями страны ставится задача «китаизации» действующих на территории страны религий. Проводится поступательная работа по сведению религиозности общества к возможному минимуму, а религиозные каноны и обычаи призываются к добровольному и постепенному реформированию. Лозунги, призывающие к адаптации религий к социализму, обретению «китайской специфики» направлены на их постепенное изменение до приведения к необходимому власти формату.

Китаизация религий – это корректирование богословия, архитектурных традиций отдельных религий, форм организации церковной жизни для приведения к понятному и безопасному с точки зрения правящего режима формату. Одним словом, китаизация религий – это обеспечение сотрудничества религиозных общин с КПК, поддержка и безоговорочное одобрение её политики, идеологии и мировоззренческих ценностей.



Скачать статью в формате PDF