ChinaReligion

ChinaReligion

Статьи

Тенденции политики в сфере религий в первые годы правления Си Цзиньпина

Источник: Афонина Л.А. Тенденции политики в сфере религий в первые годы правления Си Цзиньпина //  (Материалы ежегодной научной конференции Центра политических исследований и прогнозов Китая ИДВ РАН), – М.: ИДВ РАН, 2015, с.145-155.

В современном Китае религиозная компонента играет возрастающую роль как во внутренней политике страны, так и в международных отношениях. Власти страны напрямую связывают поиск правильного курса религиозной политики с вопросами государственной безопасности, общественного порядка и стабильности власти.

Высшее руководство страны уделяет все большее внимание религиозной сфере. Член ПК Политбюро ЦК КПК Юй Чжэншэн летом 2014 г. посетил 5 буддийских монастырей, а в мае 2014 г. - мечеть в западном Синьцзяне. Вице-премьер Госсовета Лю Яньдун в феврале 2015 г. в рамках проверки исполнения «Положения о религиозной деятельности» посетила верующих разных конфессий. Это новая практика для руководителей ЦК такого высокого уровня.

Интересен тот факт, что начальник ГУДР Ван Цзоань в октябре 2014 г. получил продвижение по партийной карьерной лестнице, став членом ЦК КПК. Несмотря на новую позицию, Ван продолжает оставаться на должности  начальника ГУДР.

Религиозная сфера регламентируется административно-правовым документом «Положение о религиозной деятельности» (2005 г.), принятым Госсоветом. В последние года религиозные деятели и исследователи все более активно заявляют о необходимости принятия единого закона о религии, универсального для всей страны.

Комитетом по делам религий и национальностей НПКСК 27 октября 2014 г. было проведено собрание, посвященное внесению поправок к «Положению о религиозной деятельности», изучению возникавших проблем и подготовка предложений по совершенствованию документа. Члены комитета не внесли предложений о конкретных поправках в документ, при этом в очередной раз заявили о необходимости принятия закона о религии.

Конкретный проект закона был представлен исследователем Института американских исследований АОН профессором Лю Пэном в июне 2013 г. на конференции «Религия и законодательство», организованной некоммерческим неправительственным исследовательским центром Институтом социальных наук Пуши.

Профессор на протяжении многих лет отстаивает точку зрения, что принятие закона о религии позволит решить большинство противоречий религиозной области[1]. Он считает, что большое количество проблем религиозной сферы в КНР, которые не находят решения длительное время, связаны с фактическим отсутствием отделения церкви от государства, с отсутствием закрепленной в праве модели, определяющей функциональное разделение церковных институтов и государственных органов.

В проекте закона Лю Пэн предложил свободную регистрацию религиозных организаций как «религиозных юридических лиц». При этом незарегистрированные общины могут существовать как добровольные собрания граждан.  При этом закон предлагает целый ряд преимущественных условий для религиозных юридических лиц.

Проект закона содержит рациональные предложения, отвечающие основным вызовам религиозной ситуации в современном Китае. Однако в ближайшее время вряд ли возможно принятие предложенных положений в силу их радикального отличия от существующей системы и значительного американского влияния в подходах и методах. Однако они, безусловно, в перспективе могут влиять на развитие правового регулирования религиозной сферы. 

В религиозной сфере наблюдается акцент на расширение международных контактов. В условиях сложной международной обстановки руководство КНР во главе с Си Цзиньпином посредством развития религиозных связей пытается налаживать отношения с Гонконгом, Тайванем, другими странами. Си Цзиньпин и чиновники религиозной сферы провели беспрецедентно большое количество встреч с религиозными деятелями разных стран.

Самым примечательным стал визит в Китай Предстоятеля Русской Православной Церкви. В результате длительной проработки вопроса исторический визит Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в КНР по приглашению ГУДР и китайских верующих состоялся 10-15 мая 2013 г.[2] В первый день визита Патриарх Кирилл встретился с Председателем КНР Си Цзиньпином. В истории Китая никогда ранее не проводилось официальных встреч главы государства с каким-либо иностранным религиозным лидером.

Осознание властями неискоренимости религиозного чувства в обществе привело их к приоритетному отношению к традиционным религиозным течениям, которые, по мнению властей, несут в себе наименьшую угрозу существующему режиму и не  создают оппозиционного политического влияния.

В марте 2014 г. Си Цзиньпин, выступая в Париже в ЮНЕСКО, несколько раз упомянул, что буддизм, даосизм и конфуцианство сыграли важную роль в развитии китайской культуры. Ранее лидеры КПК не допускали подобных высказываний.

Получили развитие народные верования, ранее игнорировавшиеся властями. Си Цзиньпин призвал чиновников проявлять более снисходительное отношения к народным верованиям, в надежде благодаря народным верованиям восполнить нравственные изъяны общества, образовавшиеся вследствие стремительного экономического развития страны и массовой погони за материальным благополучием.

Председатель призвал к пропаганде моральной доктрины - учения о фундаментальных социалистических ценностях, имеющих свое основание и в традиционной китайской культуре, а также подчеркнул важность продвижения идей патриотизма[3].

В современном обществе большую актуальность приобретают идеи конфуцианства, в котором делался акцент на интересах государства и групповых ценностях.

СМИ активно освещали посещение Си Цзиньпином в феврале 2014 г. места рождения Конфуция - уезд Цюйфу в провинции Шаньдун.

24 сентября Китай отметил 2565 день рождения Конфуция в Доме народных собраний. Си Цзиньпин лично присутствовал на мероприятии и произнес во вступительной речи знаковые слова: «Если страна или нация не хранит свои мысли и культуру, то она теряет свою душу»[4].

После этих событии в стране началась кампания по распространению ценностей традиционной китайской культуры.

В повестке работы ГУДР все чаще стали звучать вопросы, касающиеся изучения положения народных верований в КНР. В некоторых провинциях ранее отождествляемые с феодальными суевериями народные верования стали относиться к разряду «нематериального культурного наследия». Отделы по делам культуры и туризма открывают музеи для сохранения и демонстрации этого культурного наследия, но по факту музеи являются функционирующими храмами.

Поддержка традиционных народных верований призвана содействовать сближению с Тайванем. В июне 2014 г. начальник ГУДР Ван Цзоань на 7-ом форуме двух берегов Тайваньского пролива в провинции Фуцзянь выразил идеи о том, что необходимо выявить их позитивную роль объектов народных верований в деле построения гармоничного общества: «Народные верования провинции Фуцзянь несут миссию и задачу поддержания диалога с Тайванем, являясь важным каналом общения с Тайванем и Юго-восточной Азией».

Государство избрало тактику акцентирования традиционно-культурной составляющей религиозных направлений, представленных малым числом последователей.

Например, восстанавливаемые православные храмы получают статус музеев. Храм в г. Эргуна действует как музей, но он закрыт для посещения иностранными туристами. В Маньчжурии власти страны ведут строительство здания храма, сильно напоминающего известный Собор Василия Блаженного в Москве. Проект направлен на привлечение туристов, использование здания в религиозных целях не предполагается.

В феврале 2013 г. в Харбине было объявлено о решении восстановить старую синагогу, построенную в 1909 году, и отнести ее к разряду национальных памятников. Другая синагога Харбина, отреставрированная в 2004 г. в настоящее время служит как музей жизни евреев г. Харбина и также в религиозных целях не используется[5].

К сожалению, частью государственной программы по продвижению китайской культурной традиции стала антихристианская кампания. После того, как Си Цзиньпин стал руководителем страны, ЦК явственно определил новую тенденцию в религиозной политике: враждебный настрой к христианству. Это является следствием опасений проникновения негативного политического влияния под прикрытием религиозных учений.

Наиболее ярким свидетельством борьбы правительства с распространением христианства стала кампания в провинции Чжэцзян. Городской округ Вэньчжоу провинции Чжэцзян со стартом реформ приобрел славу места сосредоточения христианства, его часто называют «китайским Иерусалимом».

В 2013 г. в Чжэцзян была запущена кампания против незаконных строений. Большей частью она отразилась на храмовых зданиях. В ряде городов городах в течение 2014 г. под предлогом борьбы с незаконным строительством местные власти отдавали распоряжения о сносе храмов или крестов с храмовых зданий. Жертвами кампании в Чжэцзяне стали более 400 церквей.

Примечательно, что проблемы стали возникать даже у храмов, имеющих легальную регистрацию в соответствующем государственном органе. Ранее церкви официальных объединений не испытывали таких трудностей.

Верующие связывают такие распоряжения с главой парткома КПК провинции Ся Баолун, который находится на этой должности с 18 декабря 2012 г., ранее в 2011-2012 гг. был губернатором той же провинции, а с 2003 по 2007 гг. был ближайшим помощником и соратником Си Цзиньпина.

30 июля епископ Вэньчжоу Чжу Вэйфан направил пастырское письмо католикам своего диоцеза. Он извинился за долгое молчание по поводу массового сноса крестов. Епископ Чжу призвал прекратить кампанию по сносу крестов, сравнивая ее методы со временами «культурной революции»[6]. Текст письма был опубликован на сайте диоцеза, который на время был закрыт через два дня[7].

Группа протестантских пасторов также подготовила открытое письмо, выражающее возмущение, связывая снос крестов с отсутствием уважение к законам и чувствам верующих.

Интересен эпизод со сносом официально зарегистрированной церкви в уезде Наньлэ провинции Хэнань. Многолетние споры с местными властями из-за недвижимости привели к обвинениям пастора храма Чжан Шаоцзе в организации общественных беспорядков, за что он был приговорен к 10 годам тюремного заключения. Пастор Чжан - бывший глава местного протестантского объединения и член местного ПКСК[8]. Приговор пастору является самым суровым в отношении религиозных деятелей со времен «культурной революции»[9].

Были разрушены две католические церкви в провинциях Хунань и Цзянси. Местные власти нарушили обещание сначала построить новые здания, а лишь потом снести старые[10].

Сносы храмов и крестов выявили напряженные отношения между стремительно растущим числом приверженцем христианства и партийным государственным аппаратом.

В газете «Хуаньцю Шибао» 8 июля 2013 г. была опубликована статья, предостерегающая университеты против распространения христианской миссии среди студентов. В статье подверглись критике некоторые книги университетских издательств и диссертации, которые имели теологическое содержание, вышедшее за пределы темы научного изучения религий.

На религиозной сфере сказывается и преобладающая последние годы тенденция к национализму. В 2014 г. руководство Северо-Западного университета Китая запретило студентам отмечать Рождество. Партком университета призвал уважать только китайские традиции и китайские праздники[11].

Отдел образования правительства в Вэньчжоу также запретил в декабре 2014 г. мероприятия по празднованию Рождества в учебных заведениях, объясняя это попыткой предотвратить замещение традиционных китайских праздников западными[12].

Для исключения влияния западных либеральных идей через христианство китайское руководство объявило о создании китайского христианского богословия. Эта идея была озвучена главой ГУДР Ван Цзоанем в августе 2014 г. Он заявил, что христианское богословие должно соответствовать как основам христианского вероучения, так и национальным особенностям Китая, вписываться в китайскую культуру[13].

Национальные протестантские объединения объявили о создании команды для распространения результатов проекта «построение теологической мысли», сформулированной в 1998 г. Собрание по этому поводу прошло в Пекине в присутствии представителей ГУДР.

Пройдя долгий путь от насильственного объединения религий в патриотические объединения в 50-х гг., полном запрете религий в 60-70-х гг., постепенной легализации в 80-х гг., сегодня власти видят основной задачей формирование нового верующего, способного в целях создания своего собственного китайского богословия вольно трактовать ту религиозную доктрину, последователем которой он является.

Большое значение в современном Китае уделяется вопросам ислама. В последние годы особенно остро стоит вопрос террористической угрозы со стороны уйгурских сепаратистских сил. Есть свидетельства участия уйгурских экстремистов в деятельности международной террористической организации «Исламское государство» [14]. Перед исламскими служителями правительством поставлена задача не допустить проникновения в массы идей исламского религиозного экстремизма[15].

В июле 2014 г. в Кашгаре напротив мечети был заколот ножом 74-летний имам, вице-председатель КИА и делегат НПКСК Цзюма Таиэр[16]. Это событие свидетельствует о неприятии отдельными категориями местного социума деятельности официального ислама, и что исламский терроризм в Китае направлен в том числе и на борьбу с системой устроения религиозной компоненты.

Министр общественной безопасности КНР и член Госсовета КНР Го Шэнкунь трижды за 2014 г. посетил Синьцзян для изучения ситуации в регионе и координации проведения антитеррористической работы[17].

Власти страны опасаются уйгурских мусульман из-за недостаточного понимания их менталитета, продолжая осуществлять запреты, связанные с традиционным укладом их жизни, осуществляя давление на религиозные свободы граждан. В отдельных местах существует запрет посещать мечеть людям определенных категорий – женщинам, детям, студентам, госслужащим, получающим пособия и чиновникам на пенсии[18].

Так, например, в городе Карамай СУАР на период проведения спортивных состязаний в августе 2014 г. людям в религиозной мусульманской одежде и носящим длинные бороды запретили пользоваться общественным транспортом[19]. На официальном сайте правительства СУАР публиковался запрет поститься госслужащим, преподавателям государственных учебных заведений и студентам[20].

Ректор Синьцзянского педагогического университета Тасифулати Теибаи в 2014 г. заявлял о необходимости запрещать студентам поститься и носить одежду, определяющую религиозную идентичность. После того, как западные СМИ выступили с обвинениями, представитель правительства СУАР объяснил, что «власти поощряли нормальное питание для работы и учебы, но не запрещали пост во время Рамадана».

В отдельных местах существует запрет посещать мечеть людям определенных категорий – детям, студентам, госслужащим, получающим пособия и чиновникам на пенсии.

Надо отметить, что в других регионах Китая мусульманские народы не испытывают столь серьезных ограничений религиозной жизни. Можно сделать вывод, что ограничения носят не столько религиозный, сколько национальный характер.

Остро стоит проблема протестов среди тибетских буддистов. Массовые самосожжения начались в 2009 г. За период с 2009 по 2014 гг. 134 тибетца предали себя самосожжению, 115 из них погибли. 10 самосожжений приходится на 2014 г[21].  

Власти активизировали аресты людей, имеющих отношение к самосожжениям. В декабре 2012 г. вышла директива о приравнивании к преднамеренному убийству участие в планировании, организации, подстрекании и помощи в совершении самосожжения.

Комиссия по проверке дисциплины при ЦК КПК работает над выявлением среди чиновников приспешников Далай-ламы, поддерживающих сепаратистские настроения. Руководитель инспекторской группы Комиссии по проверке дисциплины при ЦК КПК Е Дунсун отметил, что «в тибетском регионе среди некоторых чиновников особо выражена проблема коррупции, многие не придерживаются четкой политической позиции».

Китайское правительство заявило о необходимости ведения воспитательной работы среди буддистских монахов в Тибете. Монахов заставляют отрекаться от Далай-ламы и признавать власть Панчен-ламы Гьяйлцэна Норбы, который ездит по деревням Тибета, пытаясь завоевать уважение буддистов.

Китайское правительство прикладывает усилия для снижения влияния Далай-ламы в Тибете. Спикер МИД КНР Лю Вэйминь заявил, что действия клики Далай Ламы – это скрытая форма терроризма.

Государство продолжает запрещать членам КПК и государственным чиновникам иметь религиозные убеждения и участвовать в религиозной практике.

Си Цзиньпин в сентябре 2014 г. на рабочем заседании по делам национальностей подчеркивал, что членам партии не разрешено иметь религиозную веру и участвовать в религиозной деятельности.

Инспекция партии провинции и ЦК КПК регулярно выявляет, что есть члены партии, которые принимают участие в религиозной деятельности и имеют религиозные убеждения. Было заявлено, что они отрицательно влияют на общество.

В настоящее время религиозные проблемы остаются среди наиболее актуальных и политизированных. Политика в области религий в Китае на практике сводится к государственному контролю над религией.

В условиях изменившихся политических условий роль религиозного фактора становится все более значимой и видимой в политической картине Китая. Предпринимаемые меры свидетельствуют о попытках сформулировать вектор развития религиозной политики, найти наиболее безопасные формы контроля религиозных групп. При этом не произошел отказ от прежних установок, что приводит к нестабильной программе действий.

В целом, несмотря на сменяемость партийно-государственного руководства политика в области религиозного законодательства в ближайшей перспективе не будет претерпевать принципиальных изменений.



[1] Лю Пэн. Лоши 19 хао вэньцзянь цзиншэнь, цзякуай цзунцзяо фачжи цзяншэ (Исполение духа Документа №19, ускорение построения религиозного законодательства) / Чжунго миньцзубао. 27.03.2012.

[2] Официальный сайт Московского Патриархата - http://www.patriarchia.ru/

[3] Pedroletti B. China's Christians fear new persecution after latest wave of church demolitions // Guardian Weekly. 05.07.2014

[4] Religion & Christianity in Today’s China. Vol.IV. №4. – P. 3-23.

[5] Religions & Christianity in Today’s China. 2014. Vol. IV. №1. pp. 3-15.

[6] Чжу Вэйфань. Бу яо па, чжи гуань синь (Не нужно бояться, действенна только вера) // Тяньчжуцзяо. 02.08.2014.

[7] Religion & Christianity in Today’s China. Vol.IV. №4. – P. 3-23.

[8] Just in time for Christmas, Chinese officials demolish another cross // UCAN. 23.12.2014.

[9] Religion & Christianity in Today’s China. Vol.IV. №4. – P. 3-23.

[10] Religion & Christianity in Today’s China. Vol.IV. №4. – P. 3-23.

[11] В одном из университетов Китая запретили праздновать Рождество по григорианскому календарю // Портал-кредо. 25.12.2014.

[12] Ng Teddy. Does Christmas really pose a threat to Chinese culture? // South China Morning Post. 28.12.2014.

[13] Денисов И. Новый китайский завет // Лента. 22.08.2014.

[14] Chen Andrea. Muslim militants who joined Islamic State in Middle East “arrested in Xinjiang” / South China Morning Post. 10.03.2015.

[15] Цао Цзыган. Цзунцзяо гуаньси хэсе ши шисянь Чжунго мэн дэ бияо яоцю (Гармония религиозных отношений – необходимое условия претворения китайской мечты) // Хунци. 2014. №5.

[16] Religion & Christianity in Today’s China. Vol.III. №3. – P. 3-17.

[17] Ван Фан. Синьцзян: сяньчжи цзунцзяо цзыюй хуэй шидэ ци фань (Синьцзян: ограничение свободы вероисповедания контрпродуктивно) // DW. 09.08.2014.

[18] Мин Юнчан. 18суй ися будэй жу циньчжэнсы дэ сюй юй ши (Правда и ложь о том, что до 18 лет нельзя ходить в мечеть) // Ляньхэ Цзаобао. 14.07.2009.

[19] Уйгуры протестуют против запрета на бороды // Русская служба БиБиСи. 06.08.2014.

[20] Китай: госслужащим мусульманам запретили поститься. // Русская служба БиБиСи. 02.07.2014.

[21] Ань Цзин, Ши Тао. Цзанжэнь туаньти: нянь цзинь 19 суэй ню цзанжэнь цзыфэнь шэньван (Объединение тибетцев: 19-летняя девушка из Тибета совершила самосожжение) // DW. 05.11.2014.

http://www.synologia.ru/a/%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B5%20%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B8%20%D0%B2%20%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BC%20%D1%80%D0%B5%D0%B3%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8%20%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B2%20%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D0%B8%20%D0%B2%20%D0%9A%D0%9D%D0%A0

Скачать статью в формате PDF