ChinaReligion

ChinaReligion

Статьи

Реализация государственной политики свободного вероисповедания в КНР

Источник: Афонина Л.А. Реализация государственной политики свободного вероисповедания в КНР // Вестник Университета (Государственый университет управления). 2012. №16. С. 169-172.

 

Китайское государство проводит активную политику по отношению к религии. Основная идея этой политики заключается в защите государством религиозной свободы до тех пор, пока религиозные общины соблюдают законы и постановления, которые имеют целью их подчинение партии, ограничение и контроль их деятельности. Свобода вероисповедания закреплена в ныне действующей Конституции. Однако толкование китайскими властями понятия свободы вероисповедания существенно отличается от традиционного западного понимания.

В Китайской Народной Республике в последние десятилетия после провозглашения политики реформ и открытости, после окончания периода подавления религиозных проявлений в период Культурной Революции (1966-76), религиозная активность постепенно становится все заметнее. Наблюдается стремительный рост религиозных верующих. Официальная цифра, приводимая Государственным бюро статистики КНР, – более 100 млн. верующих. Данное число явно занижено, поскольку включает в себя лишь тех, кто участвует в узаконенной религиозной деятельности, отождествляет себя с одной из пяти официально действующих на территории Китая религий, относится к религиозным группам, находящимся в ведомстве патриотических религиозных организаций. Профессор Восточного Педагогического университета КНР Лю Чжунюй провел социологическое исследование, в результате которого был сделан вывод, что приблизительное число верующих в Китае составляет 300 млн. человек.

В Китае на официальном уровне признано пять религиозных течений – даосизм, буддизм, ислам, католицизм и протестантизм. Каждая из этих религий имеет свое объединение – так называемые «патриотические организации». Отличные от пяти выделенных религиозных направлений, а также не входящие в соответствующие структуры и не подчиняющиеся им религиозные группы являются незаконными. Но при этом заметный рост религиозной активности наблюдается вне подведомственных патриотическим ассоциациям групп. В начале периода реформ наибольший рост христиан незарегистрированных церквей наблюдался в сельской местности. Однако в 2000-е гг. эта тенденция переместилась в города. Большая доля среди верующих приходится на молодое население, прослойку интеллигенции. С ростом миграции населения, ставшим следствием экономического развития, усложняется задача контроля над последователями религий. Контроль распространения религиозных учений становится затруднительным в связи с его диверсификацией: появляются новые формы проповеди – через Интернет, туризм, стажировки за границей.

В последнее время наблюдается рост религиозных последователей среди коммунистов, что недопустимо по партийным инструкциям. Китайская компартия борется с подобными явлениями. Заместитель заведующего Отделом единого фронта ЦК КПК Чжу Вэйцюнь в своей статье в журнале «Цюши» заявил, что необходимо исключать из партии коммунистов, имеющих религиозные убеждения. По его словам, если позволить коммунистам исповедовать религию, идеологическое единство 80-миллионной политической организации будет нарушено. Заявление Чжу Вэйцюня стало ответом на требования определенного числа членов КПК снять запрет на исповедование религии для членов партии, который по их мнению противоречит Конституции.

Главным документом, регулирующим религиозную сферу, на данном этапе является «Положение о религиозной деятельности» 2005 года. Положением регламентируется взаимосвязанная деятельность религиозных организаций и объектов религиозного назначения. Самый большой раздел законоположения посвящен объектам религиозного назначения: процедуре регистрации, ведению их деятельность. В соответствии с текстом законоположения религиозные обряды могут совершаться только в местах, одобренных и получивших соответствующее разрешение, а также религиозными служителями, одобренными КПК.

Регистрация объекта религиозного назначения – многоэтапная процедура, зависящая от административно-территориальной принадлежности храма. Непосредственное участие в деятельности зарегистрированного храма, мечети и т.д. принимает местная религиозная организация. Пройти процедуру регистрации очень непросто. Многие общины вынуждены вести незаконную религиозную деятельность, связанную с преткновениями на пути прохождения регистрации в соответствии с законом. Существуют сложности, вызванные нежеланием поручительства патриотической религиозной организацией, от которой требуется одобрение ходатайства общины перед передачей его в органы управления по делам религий. Существующие административно-территориальные ограничения также не позволяют зарегистрироваться многим общинам. Если храм, монастырь, мечеть и т.д. становятся частью структуры религиозной организации, что персонал включается в штат государственных служащих и получает от государства заработную плату. Здания сооружаются и поддерживаются также на государственные средства. Прописанная в законах необходимость государственного финансирования деятельности зарегистрированных объектов религиозного назначения является одной из причин нежелания регистрировать все общины, многие из которых желали бы пройти регистрацию, но сталкиваются со сложнопреодолимыми барьерами и вынуждены функционировать подпольно. Необходимо отметить, что подавляющая часть общин не имеет желания проходить государственную регистрацию и связывать свою деятельность с патриотическими религиозными организациями, поскольку последние являются государственным звеном власти, что предполагает полный контроль над деятельностью общины, а также чревато вторжениями в догматическую и каноническую области веры. Желание ведения чистой религиозной практики без политических и идеологических примесей приводит к большому числу прихожан незарегистрированных приходов.

Осуществлять религиозную деятельность могут только религиозные служители, утвержденные религиозными объединениями с обязательством постановки на учет в отделе по делам религий. Большое значение придается воспитанию и обучению работников религиозной сферы. Описание образцовых религиозных работников приводится в Документе 19: «любящие Родину, принимающие руководство Партии и правительства, поддерживающие движение по социалистическому пути, защищающие единство государства и сплоченность нации, имеющие религиозные знания». Для воспитания таких кадров в соответствии с «Правилами учреждения религиозных учебных заведений» 2007 года открываются религиозные учебные заведения. Как правило, в одной провинции не может быть открыто два подобных учебных заведения религиозного толка. В Документе приведены требования к учреждаемым высшим и средним религиозным учебным заведениям, порядок их утверждения и регистрации.

Проводимая так называемая политика свободы вероисповедания в КНР является в западном понимании декларативной и используется как инструмент для контроля над соответствующим сектором жизни общества с применением различных типов контрольных механизмов в зависимости от изменения политической конъюнктуры. Движение в сторону поиска путей гармоничного сосуществования религии и социалистического общества, их взаимосоотвествия сопровождается перегибами, новыми методами притеснения на местах. На практике этот процесс не носит централизованно координируемого характера, но часто связан с инициативой определенных чиновничьих групп.

В соответствии с рядом партийных документов общегосударственного и местного характера запрещается принуждение детей и подростков до 18 лет исповедовать религию, в том числе получать религиозное образование, посещать объекты религиозного назначения. Часто на местном уровне это положение превращается в запрет подросткам исповедовать религию вообще. Продолжаются случаи, когда христиане незарегистрированных приходов подвергаются вызовам, допросам, содержанием под домашних арестом или в трудовых лагерях. Конец 2007 года, первая половина 2009 года ознаменовались массовыми арестами служителей домашних церквей. С одной стороны, это можно характеризовать как исполнение действующего законодательства, в рамках которого деятельность незарегистрированных религиозных общин является нелегальной, с другой стороны, как показатель нетерпимости китайских властей к свободному религиозному выбору своих граждан, ведению религиозной практики вне государственно-партийного контроля.

Подобные перегибы имели место в районах проживания национальных меньшинств, исповедующих ислам. Например, в период Рамадана в Синьцзян-уйгурском автономном районе в 2008 году местными чиновниками предпринимались попытки срыва ритуального поста путем принудительной работы мусульманских заведений общественного питания. Были введены определенные ограничения в работе мечетей. Городским чиновникам на время Рамадана предлагалось ежедневно предоставлять отчет в местные отделы по делам религий и «строго запрещать членам партии, кадровым военным и студентам соблюдать пост или принимать участие в религиозной деятельности». Подобные меры властей под прикрытием борьбы с этническим сепаратизмом, религиозным экстремизмом, интернациональным терроризмом являются отклонением от прописанного государственного курса на свободу вероисповедания, самодеятельностью отдельных чиновников, что не способствует национальному единству, а, напротив, настраивает нацменьшинства, исповедующие ислам, против национального большинства хань.

У китайского правительства есть основания опасаться роста религиозных последователей в обществе, однако его противодействие этому росту зачастую чрезмерно и контрпродуктивно.

Посредством Интернет-фильтрования и инструментов Интернет-контроля китайское правительство пытается сдержать рост распространения религиозных учений среди своих граждан. Таким образом возможно притормозить распространение религий, в том числе и иностранное религиозное влияние, но нельзя блокировать их совсем.

Во время проведения олимпийских игр в 2008 году и выставки Экспо в 2010 году китайские власти применили исключительные меры по открытию храмов для удовлетворения религиозных нужд верующих иностранных граждан мировых религий, не являющихся официально признанными в Китае, – православие, мормонизм, иудаизм, бахаи и т.д. При этом китайских верующих граждан не допускали на эти службы. Много надежд возлагалось на решение о возможном продолжении деятельности этих храмов, однако после окончания мероприятий храмы были закрыты. Накануне проведения Олимпиады власти вынудили ряд лидеров протестантских домашних церквей к подписанию соглашения, по которому они обязывались не проводить богослужений в Пекине во время Олимпиады. Соглашение призывало религиозных лидеров воздержаться от организации нелегальных собраний проведения служб и проповедей иностранными миссионерами, получения помощи от иностранных религиозных организаций. Многим служителям домашних церквей было рекомендовано покинуть Пекин на время проведения Олимпийских игр. В Китае специально для нужд спортсменов на время Олимпиады было напечатано десятки тысяч экземпляров Библий. Однако сотрудник министерства иностранных дел Лю Цзяньчао заявил, что во время Олимпиады будет соблюдаться право свободного вероисповедания, но иностранным туристам не разрешается привозить религиозные материалы, в т.ч. Библии, для распространения и пропаганды религиозных взглядов.

Подобные действия слабо коррелируются с провозглашенной политикой свободы вероисповедания. Осознавая непоследовательность религиозной политики, партия ищет новые подходы к ведению религиозных вопросов. Среди позитивных моментов стоит отметить тенденцию к пересмотру статуса некоторых религий из числа непризнанных на настоящий момент китайскими властями. В книге главы Государственного управления по делам религий КНР Ван Цзоаня «Религиозные вопросы и религиозная политика Китая» 2010 года в разделе второй главы об истории религий Китая шестой раздел «Прочие религии и верования» начинается со слов «В Китае кроме таких пяти религиозных верований как буддизм, даосизм, ислам, католицизм и протестантизм имеется также православие, некоторые народные религии и религии китайских национальных меньшинств». Таким образом, православие выделено особо, хотя могло бы подразумеваться и внутри понятия религий национальных меньшинств.

За последние двадцать лет наблюдается прогресс в сторону терпимости к религиям со стороны официально атеистического партийного правительства. Религия признана значимым общественным и культурным фактором. Использовавшемуся ранее административному методу решения вопросов религиозной сферы на смену приходит метод законодательного регулирования. Однако нетерпимость распространяется на тех, кто в своих религиозных убеждениях не вписывается в созданную государством религиозную структуру. Условия реализации свободы вероисповедания заключаются в том, что верующие и религиозные организации принимают и поддерживают руководство КПК и социалистическую систему, самостоятельно осуществляют религиозную деятельность, не допускают вмешательство иностранных сил.

Скачать статью в формате PDF